Опротестование сделки с офшором

Оглавление:

Верховный суд объяснил, как оспаривать крупные сделки


Общие положения об оспаривании крупных сделок и сделок с заинтересованностью 1. При рассмотрении требования о признании сделки недействительной, как совершенной с нарушением предусмотренного Федеральным законом от 26 декабря 1995 года N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об акционерных обществах) и Федеральным законом от 8 февраля 1998 года N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об обществах с ограниченной ответственностью) порядка совершения крупных сделок, подлежит применению статья 1731 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), а с нарушением порядка совершения сделок, в совершении которых имеется заинтересованность (далее — сделки с заинтересованностью), — пункт 2 статьи 174 ГК РФ (пункт 6 статьи 79, пункт 1 статьи 84 Закона об акционерных обществах, пункт 6 статьи 45, пункт 4 статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью) с учетом особенностей, установленных указанными законами. 2. Срок исковой давности по требованиям о признании крупных сделок и сделок с заинтересованностью недействительными и применении последствий их недействительности исчисляется по правилам пункта 2 статьи 181 ГК РФ и составляет один год.

Срок исковой давности по искам о признании недействительной сделки, совершенной с нарушением порядка ее совершения, и о применении последствий ее недействительности, в том числе когда такие требования от имени общества предъявлены участником (акционером) или членом совета директоров (наблюдательного совета) (далее — совет директоров), исчисляется со дня, когда лицо, которое самостоятельно или совместно с иными лицами осуществляет полномочия единоличного исполнительного органа, узнало или должно было узнать о том, что такая сделка совершена с нарушением требований закона к порядку ее совершения, в том числе если оно непосредственно совершало данную сделку.
Срок исковой давности по искам о признании недействительной сделки, совершенной с нарушением порядка ее совершения, и о применении последствий ее недействительности, в том числе когда такие требования от имени общества предъявлены участником (акционером) или членом совета директоров (наблюдательного совета) (далее — совет директоров), исчисляется со дня, когда лицо, которое самостоятельно или совместно с иными лицами осуществляет полномочия единоличного исполнительного органа, узнало или должно было узнать о том, что такая сделка совершена с нарушением требований закона к порядку ее совершения, в том числе если оно непосредственно совершало данную сделку.

В случае если лицо, которое самостоятельно или совместно с иными лицами осуществляет полномочия единоличного исполнительного

Сроки исковой давности при оспаривании сделок во время банкротства

Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом Сделки с оказанием предпочтения Совершена в течение 6 месяцев до принятия заявления о банкротстве Когда установлено, что кредитору/контрагенту по сделке было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества должника Сроки же исковой давности, то есть период, в течение которого совершенная сделка может быть оспорена, определены Гражданским кодексом РФ. Верховный Суд специально обратил внимание, что заявление об оспаривании сделки на основании статей 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве может быть подано в течение годичного срока исковой давности ( ГК РФ).

Согласно ГК РФ годичный срок для подачи иска по своей сути представляет собой срок признания недействительной оспоримой сделки (той, которая нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе влечет неблагоприятные для него последствия) ( ГК РФ). Важно! Согласно пункту 1 ст. 61.9 Закона о банкротстве срок исковой давности начинает исчисляться с момента, когда арбитражный управляющий узнал или должен был узнать о наличии специальных оснований для оспаривания сделки, предусмотренных ст.

61.2 или 61.3 Закона о банкротстве.

Это правило касается и подачи иска конкурсными кредиторами (п.2 ст.

61.9 Закона о банкротстве). Таким образом, начало течения срока исковой давности связано не только с моментом, когда лицо фактически узнало о наличии оснований для оспаривания, но и с моментом, когда оно должно было, то есть имело юридическую возможность, узнать об этом.

Так, например, если конкурсный или узнал о наличии оснований оспаривания сделки до момента его утверждения (например, будучи временным управляющим в наблюдении), то срок исчисляется с момента его утверждения (п. 32 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010г.

№ 63). Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ в Определении от 15.06.2015 г. № 309-ЭС15-1959 указала: «. о совершении

ВС указал на возможность оспорить сделки по перепродаже имущества банкрота как единую сделку

Арбитражный суд признал договоры купли-продажи недействительными и взыскал с покупателя 124 млн руб. Впоследствии апелляция рассмотрела обособленный спор по правилам судопроизводства в суде первой инстанции и привлекла к участию в деле в качестве третьих лиц новых собственников недвижимости.

В ходе дальнейшего рассмотрения спора конкурсный управляющий уточнил заявленные требования и просил признать недействительными не только первоначальные договоры купли-продажи спорных активов, но и все последующие сделки с ними как единую сделку, направленную на безвозмездный вывод активов должника.

В связи с этим он просил суд применить последствия недействительности прикрываемой сделки, восстановив право собственности должника на отчужденное имущество. В итоге апелляция отменила определение первой инстанции, признав договоры купли-продажи недвижимости Олегу Хуртину недействительными и отказав в применении последствий их недействительности.

В итоге апелляция отменила определение первой инстанции, признав договоры купли-продажи недвижимости Олегу Хуртину недействительными и отказав в применении последствий их недействительности. В остальной части заявление конкурсного управляющего было оставлено без рассмотрения. Вторая инстанция сочла, что по указанным договорам за несколько месяцев до возбуждения дела о банкротстве должника было отчуждено все его недвижимое имущество, которое не было оплачено покупателем.

Сами договоры содержали условия, существенно отличающиеся от обычно применяемых независимыми участниками гражданского оборота (отсрочка платежа с одновременным отказом от права залога), при этом доходы покупателя заведомо не позволяли ему оплатить приобретенные объекты. Таким образом, указал суд, в момент заключения сделок стороны осознавали, что встречное предоставление со стороны покупателя не будет осуществлено. Апелляция добавила, что конкурсный управляющий не доказал осведомленность конечных собственников о противоправной цели заключения первоначальных договоров купли-продажи спорного имущества, а также то, что все сделки были объединены стремлением достичь единого результата – передачи права собственности на имущество должника конечным приобретателям.

Оспаривание сделок должника с предпочтением

10 которого он закреплен.

В соответствии с п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований при наличии, в частности, одного из следующих условий:

  1. сделка направлена на обеспечение исполнения обязательства должника или третьего лица перед отдельным кредитором, возникшего до совершения оспариваемой сделки;
  2. сделка привела к тому, что отдельному кредитору оказано или может быть оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения требований, существовавших до совершения оспариваемой сделки, чем было бы отдано в случае расчетов с кредиторами в порядке очередности в соответствии с законодательством Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве).
  3. сделка привела или может привести к удовлетворению требований, срок исполнения которых к моменту совершения сделки не наступил, одних кредиторов при наличии не исполненных в установленный срок обязательств перед другими кредиторами;
  4. сделка привела или может привести к изменению очередности удовлетворения требований кредитора по обязательствам, возникшим до совершения оспариваемой сделки;

Согласно п.

3 ст. 61.3 Закона о банкротстве сделка, указанная в п.

1 названной статьи и совершенная должником в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, может быть признана арбитражным судом недействительной при наличии условий, предусмотренных абз. 2 и 3 п. 1 упомянутой статьи, или если установлено, что кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества.

ВС напомнил, как судам следует проверять добросовестность конечного приобретателя

Ответчики не признали иск.

В частности, мать новой собственницы жилья утверждала, что квартира была куплена для проживания ее дочери, обучающейся в вузе, на собственные средства. Она также пояснила, что при заключении сделки полагала, что Светлана Мукосеева-Арно осуществляла риелторские услуги как предприниматель. Суд отказал в удовлетворении иска, сославшись на то, что истец не является ни стороной оспариваемых договоров, ни лицом, управомоченным их оспаривать, ни заинтересованным лицом, обладающим правом на обжалование оспариваемых сделок в силу ст.

166 ГК РФ. Суд также отметил, что истец не доказал факт нарушения его прав спорными сделками, поскольку погашение задолженности Светланы Мукосеевой-Арно перед ним возможно и за счет иного арестованного имущества. Впоследствии решение первой инстанции было отменено.

Удовлетворяя иск, апелляционный суд отметил, что оспариваемые сделки нарушили права Александра Нижника, поскольку отчуждение спорной квартиры должника было совершено в целях уклонения от исполнения обязательств перед истцом. Апелляция указала, что Светлана Мукосеева-Арно воспользовалась отменой судебным приставом-исполнителем меры по запрету на совершение регистрационных действий в отношении спорной квартиры, однако не могла не предвидеть возможность обращения взыскания на ее недвижимость.

Вторая инстанция также отметила, что Сергей Кашин длительный период времени не регистрировал переход к нему права собственности и продал квартиру по заниженной цене.

Кроме того, апелляция указала на то, что из договора купли-продажи, заключенного между Варварой Варкки и Сергеем Кашиным, следовало, что последний выдал Светлане Мукосеевой-Арно доверенность на отчуждение объекта еще до того, как приобрел этот объект сам.

В связи с этим апелляционный суд указал, что несовершеннолетняя Варвара Варкки не может быть признана добросовестным приобретателем спорной квартиры, поскольку она и ее законный представитель не озаботились должным образом проверкой чистоты сделки.

Внеконкурсное оспаривание сделок, совершенных во вред кредиторам

Но разве для них что-то изменилось бы, если бы выведенный актив так и остался в собственности третьего лица? Как говорится, право любит активных.

В ГК РФ отсутствует специальная норма для признания недействительной сделки, совершенной в ущерб кредиторам. Однако для этого годятся некоторые нормы более широкого спектра действия. 1. Связка статей 1, 10 и 168 ГК РФ (сделка со злоупотреблением правом). Ст.1 ГК РФ обязывает участников гражданских правоотношений действовать добросовестно и запрещает извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Ст.1 ГК РФ обязывает участников гражданских правоотношений действовать добросовестно и запрещает извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Ст.10 ГК РФ не допускает осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). А ст.168 ГК РФ говорит о том, что по общему правилу сделка, нарушающая требования закона и при этом посягающая на права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна.

Что происходит, когда должник вместо того, чтобы рассчитаться с кредитором совершает сделку, направленную на уменьшение своих активов (например, дарит все свое имущество родственнику), оставляя кредитора без возможности обратить взыскание на это имущество? Должник злоупотребляет своим правом свободно распоряжаться принадлежащим ему имуществом. Он нарушает закон, а именно — статьи 1 и 10 ГК РФ.

А поскольку такая сделка нарушает закон и при этом посягает на право и законный интерес третьего лица (кредитора) получить долг, такая сделка ничтожна по ст.168 ГК РФ. На высоком судебном уровне впервые о возможности оспаривания сделки, направленной на сокрытие имущества от обращения на него взыскания, на основании статей 10 и 168 ГК РФ было заявлено в п.10 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 N 127 “Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 ГК РФ”.
На высоком судебном уровне впервые о возможности оспаривания сделки, направленной на сокрытие имущества от обращения на него взыскания, на основании статей 10 и 168 ГК РФ было заявлено в п.10 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 N 127 “Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 ГК РФ”. С тех пор изменились статьи 1, 10, 168 ГК РФ, но суть осталась прежней.

В дальнейшем уже Пленум Верховного Суда РФ в п.7 Постановления от 23.06.2015 N 25

«О применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК РФ»

воспроизвел эту же правовую позицию: “Если совершение сделки нарушает запрет, установленный пунктом 1 статьи 10 ГК РФ, в зависимости от обстоятельств дела такая сделка может быть признана судом недействительной (пункты 1 или 2 статьи 168 ГК РФ)”.

Оспаривание акционерами убыточных сделок топ-менеджеров

Так, директор заключил договор о предоставлении неисключительной лицензии на использование товарного знака в отношении автозаправочной станции, обозначив цену в 5 тысяч рублей.

А согласно выводам эксперта, рыночная стоимость сделки составляет 2,34 млн рублей, что свидетельствует об ущербности сделки по отношению к компании.

То есть сделка по предоставлению права пользования товарным законом была совершена по стоимости, более чем в 467 раз ниже рыночной (Определение ВС РФ от 10.04.2019 г. № 310-ЭС19-3208). Как мы видим из судебных баталий, о наличии явного ущерба свидетельствует совершение сделки на заведомо и значительно невыгодных условиях, например, если предоставление, полученное по сделке, в несколько раз ниже стоимости предоставления, совершенного в пользу контрагента. При этом другая сторона должна была знать о наличии явного ущерба в том случае, если это было бы очевидно для любого участника сделки в момент ее заключения.

Наличие решения общего собрания участников либо акционеров компании об одобрении сделки, не препятствует признанию соответствующей сделки компании, совершенной в ущерб его интересам, недействительной (п.93 Постановления Президиума ВС РФ от 23.06.2015 г. № 25, АС Поволжского округа от 29.06.2020 г.

№А57-1126/2019). То есть для оспаривания сделки участникам ООО либо акционерам АО необходимо доказать, что заключенная убыточная сделка была результатом сговора топ-менеджеров компании с контрагентами.

Именно истец должен документально подтвердить наличие сговора. Например, в одном из споров, о сговоре в ущерб интересам кооператива свидетельствовали такие факты как: ведение переговоров между председателем кооператива и контрагентом задолго до заключения сделок; работа председателя кооператива на сезонных работах у контрагента; подготовка договора и технических документов покупателем; сокрытие председателем кооператива сведений о кадастровой и остаточной стоимости объектов; отсутствие претензионной работы по взысканию долга по оспариваемым договорам (Постановление Первого ААC от 23.09.2020 г.

№А38-10226/2019)

ВС разъяснил признаки сделок без предпочтения

При этом банк знал о финансовом положении должника. Практика Суд первый инстанции с этим не согласился.

Он посчитал, что заявителем не доказан факт предпочтительности, так как на момент расчетов с Промсвязьбанком (30 ноября 2017 года) картотеки по счетам «Солхома» не было, кредиторы отсутствовали. О долгах перед компаниями, о которых говорит конкурсный управляющий, знало только само общество. На момент рассмотрения дела «МагистральТурбоПром» так и не включился в реестр, потому что общество погасило долг.

А перед другим кредитором – «Дельвенисто Инвестментс Лимитед» – срок исполнения обязательств на момент расчета с банком не наступил.В общем доступе не было сведений о процессах по взысканию задолженности «Солхома», как и публикаций о предстоящей ликвидации или банкротстве в ЕФРСБ. То есть, посчитала первая инстанция, банк не мог знать о финансовых трудностях общества, поэтому сделку нельзя признать с предпочтением.Другую позицию по спору занял .

Он указал, что исполнение обязательств перед компанией «МагистральТрубоПром» должник обеспечивал банковской гарантией в Промсвязьбанке.

По договору о ее выдаче финансовая организация могла требовать все необходимые сведения и документы, чтобы подтвердить платежеспособность общества, поэтому, посчитала апелляция, кредитор понимал, что у «Солхома» есть финансовые трудности. Суд отменил решение первой инстанции.Противоположного мнения оказалась кассация. Суд округа согласился с , что на момент перевода средств банку остальные кредиторы отсутствовали (требования общества «МагистральТрубоПром» не включены в реестр, срок исполнения обязательств перед иными кредиторами не наступил).

Кассация поддержала довод, что банк не мог знать о том, что общество «Солхом» в скором времени обанкротится, поэтому постановление апелляции следует отменить.Тогда конкурсный управляющий обратился в Верховный суд. Тройка судей решила, что при ответе на вопрос о наличии предпочтения сначала нужно выявить круг кредиторов, чьи права нарушены оспариваемой сделкой.

Кто и с какими доказательствами: оспариваем сделки правильно

С этого момента основанием для признания сделки недействительной являются не формальные моменты, а реальное нарушение оспариваемой сделкой прав истца. Для этого презумпция ничтожности сделок, не соответствующих закону (ст. 168 ГК), изменена на презумпцию их оспоримости.

То есть сами по себе нарушения закона, допущенные при заключении сделки, не позволят считать ее недействительной. Истец должен доказать суду, какие реальные неблагоприятные последствия он получил от спорной сделки. Роман Речкин, старший партнер INTELLECT (ИНТЕЛЛЕКТ) Региональный рейтинг.

группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Уголовное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Банкротство (включая споры) × Но при существующем регулировании этим лицам как раз и сложнее всего оспорить соглашение, говорит Айнур Ялилов, партнер Шаймарданов и Партнеры Региональный рейтинг.

× . По его словам, суды ориентируют контрагентов на сохранение обязательств со строгим исполнением, а не их аннулирование. Юрист добавляет, что помешает сторонам оспорить сделку и принцип эстоппеля. Он появился в российском гражданском законодательстве пять лет назад и защищает от недобросовестного поведения контрагента, основываясь на правиле «не противоречь сам себе».

Так, сторона не может требовать признать договор ничтожным, если раньше она действовала так, будто считает его действительным.Базовые составляющие успешного оспаривания1. Определение надлежащего субъекта, имеющего право на оспаривание.2.

Выбор правильного способа защиты права.3.

Выявление и формирование доказательственной базы с учетом актуальной судебной практики в отношении выбранного способа защиты.4. Учет сроков исковой давности и специальных сроков на оспаривание.Источник:

Как кредитору взыскать деньги с банкрота. Часть I. Оспаривание сделок и действий

При рассмотрении подобных споров конкурсному кредитору достаточно представить суду доказательства prima facie, подтвердив существенность сомнений в наличии долга.

При этом другой стороне, настаивающей на наличии долга, присужденного третейским судом, не должно составлять затруднений опровергнуть указанные сомнения, поскольку именно она должна обладать всеми доказательствами своих правоотношений с несостоятельным должником» (Определение Верховного Суда РФ от 17.10.2017 N 310-ЭС17-8992 по делу N А54-3033/2016). Как будет показано ниже, одним из условий для признания сделки недействительной является попадание даты ее совершения в так называемые «периоды подозрительности».

В этой связи для целей оспаривания сделки по банкротным основаниям законодатель ввел юридическую фикцию, которая заключается в том, что сделка под условием считается совершенной в момент наступления соответствующего условия.

Для такой сделки не важно, когда она была фактически совершена, важно, когда наступило условие.

Если условие наступило в период подозрительности, то считается, что вся сделка совершена в этот период (п.2 ст.61.1 Закона о банкротстве). Примеры сделок под условием, которые можно встретить в банкротских спорах: — трудовой договор содержит условие, согласно которому в случае его расторжения по инициативе работодателя, в том числе в связи с признанием работодателя банкротом, работнику выплачивается выходное пособие в размере 36 средних месячных окладов; — договор залога содержит условие, согласно которому в случае гибели предмета залога он (предмет залога) заменяется на другое определенное в договоре имущество. В обоих этих случаях для целей оспаривания данных положений договоров датой совершения сделок будет считаться не дата их подписания, а дата наступления соответствующего условия (дата расторжения трудового договора или дата гибели предмета залога).

Закон выделяет две категории сделок, которые могут быть оспорены по правилам главы III.1 Закона о банкротстве – это подозрительные сделки и сделки с предпочтением.

Верховный суд разрешил сдвинуть сроки оспаривания предбанкротных трансакций

Но кассация согласилась с первой инстанцией.

ФНС обратилась в ВС, настаивая, что передача уже возбужденного дела о банкротстве в другой суд не влияет на исчисление периода подозрительности, а подход кассации не позволяет противостоять выводу активов должника. Дело было передано в экономколлегию, которая отменила решения нижестоящих судов.

ВС указал, что период подозрительности в банкротстве исчисляется с даты

«принятия судом первого заявления о несостоятельности независимо от того, какое заявление впоследствии будет признано обоснованным»

.

И передача уже возбужденного дела из одного суда в другой на исчисление этого периода не влияет. Более того, коллегия допустила, что период подозрительности можно отсчитывать не с 19 сентября 2014 года, а даже с более ранней даты, учитывая несколько попыток обанкротить компанию еще в 2011 году (тогда СУ-155 избежало банкротства, успевая до судебного заседания вернуть долг заявителю). Это

«позволит проверить те сделки, которые совершались в искусственно созданных должником условиях видимости его финансового благополучия, но в действительности были направлены на вывод ликвидных активов с недобросовестными целями»

, подчеркнула коллегия.

Дело направили на новое рассмотрение для определения периода подозрительности с учетом первых попыток обанкротить СУ-155.

«ВС верно разрешил ситуацию с передачей дела по подсудности,— считает старший партнер КА Pen & Paper Валерий Зинченко.— Но ключевым стало разъяснение, что период подозрительности может исчисляться с момента принятия самого первого заявления о банкротстве должника, даже если суд потом оставил его без рассмотрения по причине погашения долга»

. Антон Красников указывает, что к погашению долгов перед инициаторами банкротства прибегают многие предприятия.

«Это позволяет искусственно сдвинуть дату отсчета и отложить периоды оспаривания сделок, выводя из-под удара сомнительные операции»

,— поясняет старший юрист «Гуричев, Малинин и партнеры» Павел Смагин.

Господин Красников добавляет, что

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г.

N 25 г. Москва «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»

Если будет установлено недобросовестное поведение одной из сторон, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично, а также применяет иные меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны (пункт 2 статьи 10 ГК РФ), например, признает условие, которому недобросовестно воспрепятствовала или содействовала эта сторона соответственно наступившим или ненаступившим (пункт 3 статьи 157 ГК РФ); указывает, что заявление такой стороны о недействительности сделки не имеет правового значения (пункт 5 статьи 166 ГК РФ).

2. Под обычаем, который в силу статьи 5 ГК РФ может быть применен судом при разрешении гражданско-правового спора, следует понимать не предусмотренное законодательством, но сложившееся, то есть достаточно определенное в своем содержании, широко применяемое правило поведения при установлении и осуществлении гражданских прав и исполнении гражданских обязанностей не только в предпринимательской, но и иной деятельности, например, определение гражданами порядка пользования общим имуществом, исполнение тех или иных обязательств.

Подлежит применению обычай как зафиксированный в каком-либо документе (опубликованный в печати, изложенный в решении суда по конкретному делу, содержащему сходные обстоятельства, засвидетельствованный Торгово-промышленной палатой Российской Федерации), так и существующий независимо от такой фиксации. Доказать существование обычая должна сторона, которая на него ссылается (статья 56 ГПК РФ, статья 65 АПК РФ).